Николай андреевич римский-корсаков золотой петушок - страница 3

^ ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
(Тёмная ночь. Тусклый месяц кровавым светом озаряет узкое ущелье, поросшее мелким кустарником, и крутые стены скал. Горный туман молочной пеленою наполняет все впадины. Между кустами и на голых холмах лежат тела убитых воинов, как бы окаменевших в последней борьбе. Орлы и другие хищные птицы сидят на трупах стаями и испуганно снимаются при порывах ветра. Два коня стоят неподвижно, понурив головы, над телами хозяев-царевичей. Всё тихо, безмолвно и зловеще. Но вот издали слышится шум шагов оробелой рати Додона. В ущелье, озираясь и останавливаясь, спускаются гуськом, по два человека в ряд, ратники.)

РАТНИКИ

Шепчет страхи ночь немая.

Пусто всё, лишь птичья стая

груды павших сторожит.

Месяца багровый щит

встал свечою погребальной...

Чу! усталый и печальный,

ветер крадется впотьмах,

спотыкаясь на телах.

Ходит, плачет над могилой –

то молчит, то вновь уныло,

к лику мёртвого припав,

теребит его рукав.

(Шагом, в мрачном раздумье, въезжают царь Додон с Полканом и натыкаются на трупы обоих царевичей.)

Царь Додон

(бросаясь на тела сыновей)

Что за страшная картина!

То они, мои два сына,

без шеломов и без лат,

оба мёртвые лежат,

меч вонзивши друг во друга.

Бродят кони их средь луга

по притоптанной траве,

по кровавой мураве...

Ох, опора наша, дети!

Горе мне! Попались в сети

оба наши сокола!

Горе! Смерть моя пришла!

Все рыдайте за Додоном,

пусть застонет тяжким стоном,

тяжким стоном глубь долин,

тяжким стоном пусть застонет,

и сердце гор потрясётся.

(Рыдает вместе с ратниками.)

ЦАРЬ ДОДОН И РАТНИКИ

А-а-а-а-а!

ЦАРЬ ДОДОН

С этих пор

сам пойду везде походом:

полно подвергать невзгодам

бранной жизни молодёжь.

(Снова рыдает.)

А-а-а-а-а!

А-а-а-а-а!

ПОЛКАН

(к Додону)

Что случилось, не вернёшь!

(к ратникам)

Станем, братцы, за Додона,

зададим врагу трезвона!

Ратники

Зададим! Как не задать!

Только б нам его сыскать.

ЦАРЬ ДОДОН

(вставая и оглядываясь)

Где сгубивший наше семя,

не оставив и на племя?

Где потайный гнусный вор?

Где он?

(Нет ответа. Начинает светать. Туман понемногу расплывается и открывает в одной из впадин у подошвы горы очертания шатра. Алый отблеск зари скользнул по весёлым пёстрым узорам парчовых пол. Все в изумлении.)

Батюшки! Шатёр!

Весь в узорах!

ПолкаН

(переглянувшись с Додоном)

Уж не здесь ли

вражий витязь?

ЦАРЬ ДОДОН

(к ратникам)

Братцы, если

улизнёт он, будет стыдно.

(Полкан движением руки приказывает рати следовать за собою и делает на цыпочках несколько осторожных шагов в сторону шатра. Рать переминается, но ни с места.)

ратникИ

Жаль, каков собой, не видно...

Пушкари

Лучше б нам, отыдя вдаль,

зарядить ядром пищаль...

Да нацелить посмелее.

ПОЛКАН

Пушкари! Сюда скорее!

(Хлопоты. Подвозят пушку и заряжают её. Пушкари по обеим её сторонам с горящими фитилями.)

Зажигайте фитили!

Пушкари

Всё готово.

(Целят.)

Полкан

Ну, пали!

(Первые лучи восходящего солнца. Полы шатра заколебались. Рать бросается врассыпную, оставив пушку. Из шатра выходит лёгкими, но торжественными шагами красавица – Шемаханская царица – в сопровождении четырёх рабынь с музыкальными орудиями – гуслями, гудком, свирелью и барабаном. На ней длинное шёлковое одеяние малинового цвета, обильно изукрашенное жемчугами и золотом, на голове белая чалма с высоким пером. Красавица, как бы не замечая ничего, обращается к яркому солнцу, молитвенно поднимая к нему руки.)

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Ответь мне, зоркое светило,

с востока к нам приходишь ты:

мой край родной ты посетило,

отчизну сказочной мечты?

Всё так же ль там сияют розы

и лилий огненных кусты?

И бирюзовые стрекозы

лобзают пышные листы?

И ввечеру у водоёма

в несмелых песнях дев и жён

всё та же ль дивная истома,

любви запретной страстный сон?

Всё так же ль дорог гость случайный?

Ему готовы и дары,

и скромный пир, и взгляд потайный

сквозь ткань ревнивую чадры,

сквозь ткань ревнивую чадры?

А ночь сгустится голубая,

к нему, забыв и стыд и страх,

спешит хозяйка молодая

с признаньем сладостным в устах,

спешит хозяйка молодая,

спешит хозяйка молодая

с признаньем сладостным в устах?

А-а-а-а-а…

(Окончив песню, оборачивается к Додону и долго смотрит безмолвно.)

Царь ДодоН

(тихо; подталкивая локтем Полкана)

Что за песня, примечай-ка!

Полкан

(тихо)

Если юная хозяйка

нас захочет угостить,

можно здесь повременить.

(Додон важно приближается к Царице. Полкан следует за ним. Остальные стоят в отдалении, не смея подойти.)

ЦАРЬ ДОДОН

Нас, красавица, не бойся

и сейчас во всём откройся:

как зовут тебя, ты чья,

и где родина твоя?

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(скромно потупляя глаза)

В своей воле я девица.

Шемаханская Царица;

пробираюсь же, как тать,

город твой завоевать.

ЦАРЬ ДОДОН

(изумлён; почти сурово)

Ты забавная шутница,

своевольная девица.

Для войны ведь рать нужна,

без неё плоха война.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(так же скромно)

Это молвил ты некстати:

для побед не нужно рати,

и одною красотой

всех склоняю пред собой.

(Ударяет в ладони. Из шатра появляются ещё две рабыни с серебряными кувшинами и наливают вино в чаши.)

Я гостям нежданным рада.

Буйным соком винограда

полны чаши. По краям

пена бьёт. Во здравье вам!

(Кланяясь, подносит Додону чашу. Додон отстраняет её недоверчиво.)

ЦАРЬ ДОДОН

Ты сама испей сначала,

после мы.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Не ожидала.

Ты мне в глазки посмотри,

что горят светлей зари:

как с таким небесным взглядом

угощать пришельца ядом?

(С улыбкой поднимает ресницы. Додон смущённо выпивает вино; за ним и Полкан. Рабыни, принесшие кувшины, являются вновь, расстилают посередине ковер и раскладывают три подушки для сиденья. По знаку, данному Полканом, рать располагается в глубине на продолжительный отдых и убирает тела убитых. Додон, Полкан и Царица, садятся; первые растерянно молчат, Царица загадочно улыбается. Полкан, собравшись с духом, внезапно наклоняется к Царице, стараясь быть развязным и любезным.)

ПОЛКАН

Как изволила царица

почивать?

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Спасибо. Спится

мне не худо, но с зарёй

что-то сделалось со мной.

Воздух стал какой-то пьяный,

влажный, и густой, и пряный,

как дурман ночных цветов,

как игра неясных снов...

Кто-то дышит, сам незримый,

скрытой страстию томимый...

После, слышу, дразнит слух,

нежный, как весенний дух,

голос: "Милая, пусти же!"

Громче... тише... дальше... ближе...

ПОЛКАН

(простодушно)

Ты взглянула б под кровать.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Тёмно было.

ПОЛКАН

Так плевать!

Пусть их дразнят.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Томно, сладко

стало...

ПОЛКАН

(вдруг догадавшись)

Это лихорадка!

Или так, девичьи сны:

нынче все одним полны.

ЦАРЬ ДОДОН

(решившись заговорить)

Вот и я...

(Шемаханская Царица, не слушая, в страстном порыве заламывает руки.)

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

О, трепет ласки,

о, узор любовной сказки.

Первый страсти поцелуй!

Где вы, где вы?

ПОЛКАН

(с обидной усмешкой)

Придут, придут, не тоскуй.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(к Додону; взволнованно вставая)

Царь, гони ты прочь урода.

Нелюб мне твой воевода!

(Полкан опешил.)

ЦАРЬ ДОДОН

(к Полкану)

Что ж ты, право, старый хрыч?

Пялишь бельма, словно сыч.

Видишь, девица стыдится,

нас, мужчин, ещё боится.

Убирайся прочь! Зайди

за шатёр, оттоль гляди!

(Полкан покорно встаёт и уходит за шатёр, откуда то и дело выставляется его длинная борода. Царица придвигает свою подушку вплотную к Додону.)

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(чуть не на ухо Додону)

У меня к тебе есть дело.

ЦАРЬ ДОДОН

(ещё более смущён опасною близостью)

Ну, какое ж?

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Я б хотела

разузнать наверняка,

так ли подлинно ярка

прелесть девичья царицы,

или молвят небылицы,

что не молния слепит

и не радость веселит –

взор слепит мой сквозь ресницы,

веселят уста царицы.

(Смотрит прямо в глаза Додону.)

Что ты скажешь?

ЦАРЬ ДОДОН

(заикаясь)

Я?.. того... право...

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Только и всего?

Жалок ты, царицу зная

лишь в нарядах, не дурна я

и без них. Как спать ложусь,

долго в зеркало гляжусь.

(Мысленно любуется собою, увлекаясь всё более и более.)

Сброшу чопорные ткани

и, как солнца луч в тумане,

на кумире из сребра

заблистаю средь шатра.

Гляну, нет ли где родинки,

не пристало ли соринки...

Бусы выплету из кос:

волны резвые волос,

не стеснённые нарядом,

хлынут чёрным водопадом

на упругий мрамор бёдр...

Чтобы сон был свеж и бодр,

на ночь я кроплюсь росою:

по груди бегут чредою

брызги влажного огня.

А и грудь же у меня!

Спорит с блеском южной розы,

пышной, мощной...

И как грёзы,

бледной, лёгкой и сквозной...

Что ты, милый, сам не свой?

Закружилася головка?

ЦАРЬ ДОДОН

(превозмогая себя)

Что-то... в печени... неловко.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Пустяки. Я запою;

слушай песенку мою.

(Взглядом приказывает рабыням подыгрывать её пению.)

"Ах, увянет скоро младость,

унесёт с собою радость.

Смертный, каждый миг лови,

каждый час отдай любви..."

Ты таких не любишь песен?

Вот другая.

"Тёмен, тесен, тёмен, тесен

мой узорчатый шатёр.

Тёпел, мягок, тёпел, мягок,

тёпел, мягок в нём ковёр..."

Хочешь, старенький, увидеть,

что в шатре?

ЦАРЬ ДОДОН

За что ж обидеть

хочешь нас?

Ведь я не стар.

Не морщины то...

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(договаривая)

Загар.

(Продолжает песню, заигрывая с Додоном.)

"А!

Те потёмки негой веют,

в них без солнца гроздья зреют,

каплет с них в кувшин вино:

уж и пьяное оно!"

(Садится и говорит утомлённо.)

Пташка долго щебетала,

напоследок и устала.

Хоть бы ты мне помогал!

ЦАРЬ ДОДОН

(испуганно)

Право, сроду не певал.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Если кто любить способен,

гуслям сладостным подобен:

ты едва заденешь их,

как созвучий золотых,

беспорядочных и страстных

рой летит. В словах прекрасных

унимая сердца пыл,

Что ты пел, когда любил?

ЦАРЬ ДОДОН

(в замешательстве)

Много пел.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

А как?

ЦАРЬ ДОДОН

Наверно...

Не припомню.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(подавая Додону гусли)

Ну, примерно.

(Додон, взяв в руки гусли, останавливается в затруднении, затем вдруг запевает что есть мочи с отчаянной решимостью.)

ЦАРЬ ДОДОН

"Буду век тебя любить,

постараюсь не забыть".

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Ха-ха-ха-ха! А дальше? Мало!

Вот чего я не слыхала.

ЦАРЬ ДОДОН

(Продолжает.)

"А как стану забывать,

ты напомнишь мне опять".

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(с хохотом)

Распотешил. Вот спасибо!

Нет, ты каменная глыба,

а не чутких струн набор.

Ах, когда б не бранный спор,

были б здесь возня да смехи,

поцелуи да потехи.

Эх, царевичи, друзья!..

ЦАРЬ ДОДОН

(недовольно)

Им бы порку задал я!

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Оба взапуски любили,

друг пред другом мне сулили

руку, сердце и венец,

тот, что носит их отец.

ЦАРЬ ДОДОН

Ну, туда им и дорога!

Вижу, толку в них не много.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(не слушая Додона)

Собралися в путь со мной

провожать меня домой.

ЦАРЬ ДОДОН

Верно, дом-то недалёко?

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Да, доедешь до востока,

тут и есть моя страна,

пёстрым маревом видна.

(Мечтает о чудесах родины, позабыв о Додоне.)

Между морем и небом висит островок,

что ни час очертанья меняя.

То хрустальный на облаке стал теремок,

и мне видны сквозь лёд светозарных досок

небеса и равнина морская...

То меж древ кипарисных белеется храм,

и сама я сижу на престоле;

предо мною курится столбом фимиам...

Никого нет кругом, но послушно всё там

моей прихоти резвой и воле.

Не успею подумать, причалит ладья,

остров смех молодой наполняет;

веселюсь и пою среди юношей я...

Но то тень лишь одна, то игрушка моя:

отвернуся – и всё исчезает.

Я тоскую одна на том острове грёз,

плачем глазки свои утруждаю

и, чтоб сохли скорей капли пролитых слёз,

лепестками пахучими царственных роз

в теремах своих пол посыпаю.

(Расчувствовавшись, плачет.)

Ах, зачем и вспоминать!

Даром рану растравлять!

Беспредельно это горе,

как простор на синем море.

(к Додону)

Нет! Возьми ты жизнь мою

иль убей тоску-змею:

с нею мыкаться довольно!

Душно! Тесно! Тяжко! Больно!

(Мечется в разные стороны; Додон бегает следом, пытаясь утешить.)

ЦАРЬ ДОДОН

Полно! Что с тобой? Не плачь!

От тоски найдётся врач.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(сквозь слёзы)

Где сыщу, кто б мог перечить,

мне во всём противоречить?

(Снова мечется.)

Кто б поставил сердцу грань

твёрдо, властно?

ЦАРЬ ДОДОН

(торжественно)

Перестань

плакать, радуйся, девица,

Шемаханская царица.

Ты искала и нашла.

Будет жизнь твоя светла.

Буду я тебе перечить

и во всём противоречить...

Вообще, без дальних слов,

для тебя на всё готов.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(в изумлении)

Мне? Перечить?

(Смеётся.)

Очень рада.

Вот-то счастье! Вот отрада!

(Берёт Додона за обе руки; тот безмерно счастлив.)

Ради праздника попляшем,

позабыв о сане нашем.


ЦАРЬ ДОДОН

(испуганно)

Право, с детства не плясал.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Ну, так будь опять ребёнок.

ЦАРЬ ДОДОН

А к тому ж не так я тонок,

шлем тяжёлый у меня,

Чешуйчатая броня...

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Шлем долой, а по височкам

мы повяжемся платочком.

(Снимает с Додона шлем и повязывает его платочком.)

ЦАРЬ ДОДОН

(слабо сопротивляясь; обиженно)

Что ты, матушка моя!

Не в шуты нанялся я.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(отойдя и любуясь Додоном на расстоянии)

Как же всё тебе пристало!

Не хватает опахала,

чтоб манить им за собой.

(Даёт Додону в руки опахало.)

ЦАРЬ ДОДОН

(отмахиваясь)

Что придумала? Постой!

(Стоит, опешив. Царица поправляет ему примятую платком бороду.)

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Дай я выправлю бородку.

Замолчи! Стань на серёдку.

(Выводит Додона на середину. Подушки убирают.)

ЦАРЬ ДОДОН

(жалобно)

Уведи хоть войско вдаль.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(укоризненно)

Недогадлив ты. Как жаль, .

что нет разума в Додоне!

А кому ж стучать в ладони

и коленцем поощрять, –

Если мы прогоним рать?

ЦАРЬ ДОДОН

(угрюмо)

На людях плясать не стану.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Значит, быть со мной Полкану.

Эй, Полкан, ко мне, дружок!

(Полкан выставляет из-за шатра голову, но подойти не смеет.)

ЦАРЬ ДОДОН

(Ищет примирения.)

Не сердися, голубок.

Хоть плясать я не умею,

а себя не пожалею.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Так начнём. Сюда, народ!

Наш Додон плясать пойдёт.

(Полкан и ратники опасливо приближаются к ковру и становятся вокруг, стараясь не видеть Додона. Рабыни мерно начинают играть плавную пляску, – Царица с бубном выступает тихо и воздушно.)

Выплываю я сначала,

опустивши покрывало,

томно, скромно. Твой черёд.

Выступай, Додон, вперёд,

как индюк, кичливо, боком,

и как будто ненароком

натолкнися па меня.

(Додон пляшет, как приказано, и неуклюже наталкивается на Царицу.)

Так. Я, бубном зазвеня,

от тебя неслышно, гибко

ускользаю, словно рыбка.

Ты ж, противный старый рак,

норовишь поймать.

(Додон снова пляшет.)

Не так!

Вот верблюжьи-то ухватки;

не держи наружу пятки!

А теперь рукой махни,

завертись, засемени...

(Пляска становится оживлённой.)

Бей ногами до упаду,

а я здесь пока присяду.

(Додон, отчаянно махнув рукой, пускается в бешеный пляс. Царица садится в стороне, хохочет без умолку, потешаясь над Додоном. Из шатра выбегают арапчата и кружатся вокруг Додона. Выбившись из сил, Додон падает на ковёр. Пляска прекращается, арапчата убегают в шатёр.)

ЦАРЬ ДОДОН

(поднявшись на колени)

Погоди! Нет больше сил.

(вставая на ноги)

Если я тебе так мил,

бью тебе челом на царстве,

на великом государстве:

всё твоё, всё твоё, и сам я твой.

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(презрительно)

Что ж там делать нам с тобой?

ЦАРЬ ДОДОН

Как "что делать?" Сласти кушать,

отдыхать да сказки слушать...

Кроме птичья молока,

всё найдётся для дружка,

ничего жалеть не стяну!

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Сколько розог дашь Полкану?

Так его я не люблю.

ЦАРЬ ДОДОН

(щедро)

Хочешь, голову срублю?

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

Я, пожалуй, и согласна.

Мешкать незачем напрасно:

сборы скоры у меня.

в путь сейчас же!

(Из шатра нескончаемой вереницей идут рабыни Царицы, неся зеркала, опахала, ларцы с драгоценностями, ковры, кувшины и прочее, и снаряжают Царицу. В ратном стане также движение.)

ЦАРЬ ДОДОН

Эй, коня!

Золотую колесницу,

чтоб везти на ней царицу!

ШЕМАХАНСКАЯ ЦАРИЦА

(становясь рядом с Додоном)

Я готова. Ха-ха-ха!

Пойте, славьте жениха!

Рабыни царицы

Сёстры, кто хромает рядом

с лучезарною красою?

Царь он саном и нарядом,

раб же телом и душою.

С кем сравним его? С верблюдом

по изгибам странным стана,

по ужимкам и причудам

он прямая обезьяна.

Сердце спит для чувств высоких,

полон дух постыдной ленью;

меж красавиц яснооких

он подобен привиденью.

ЦАРЬ ДОДОН

(вне себя от радости)

Эй, Полкан труби победу!

Я домой с невестой еду.

(Трубы и клики войска. Начинается шествие.)

Ратники

Ура! Ура! Ура! Ура! Ура!


9505328493516554.html
9505455169422156.html
9505540049300867.html
9505649089004586.html
9505861034731758.html