Конкурс включает: оценку иллюстраций юных авторов членами конкурсной комиссии; консультации участников конкурса по вопросам совершенствования мастерства - страница 2

^ Кошка Роза

В мае в Ежевичном почти не было ребятишек. Митя играл только со своим ровесником Павликом, живущим неподалёку. Остальные дети - ещё маленькие, с ними мальчикам совсем не интересно. В начале июня в деревню привезли на каникулы городских школьников, и стало гораздо веселее. Приехала и Ирочка, закончившая первый класс.

Особенно подружились Митя и Ира с Алёнкой, сестрой Павлика. Алёнка хоть и старше Иры на два, а Мити и Павлика на четыре года, но не задаётся, наравне со всеми участвует в играх, выдумывает разные развлечения. На свою тёзку из русской сказки она совсем не похожа: никаких кос и сарафанчика у нее нет и в помине. Стрижка у Алёнки короткая, модная. Летом в деревне она все больше шорты и короткие яркие маечки носит. Алёнка уже два года плаванием занимается в секции и имеет спортивный разряд.

В жаркую погоду ребята часто на речке купаются, а Алёнкин дедушка Спиридон Павлович за ними приглядывает. Алёнка молодец: всех, кто плавать не умел, быстро научила. Благо, речка хоть и быстрая, но мелкая. В такой не утонешь.

Накупавшись, ребята загорают на солнышке. А Митя иногда отойдет в сторонку и наблюдает за жизнью зверей и птиц. Вокруг столько интересного! Забравшись однажды на старую ракиту у ручья, впадающего в речку, он сверху увидел, как играют ласки. Маленькие юркие зверьки скакали по камушкам с берега на берег, грациозно перепрыгивали друг через друга, играли в догонялки. В другой раз мальчик заметил у речки водяную крысу - ондатру, которая его совсем не испугалась. Митя бросил ей половинку яблока, она схватила угощение и унесла. С тех пор мальчик часто угощал смелую ондатру яблоками.

Ещё в мае, лазая в прибрежных кустах, Митя с Павликом увидели дикую утку, которая сидела на островке посреди речки на гнезде. Время от времени утка ненадолго оставляла гнездо, чтобы покормиться, и тогда ребята могли увидеть небольшие пестрые яички. Дети смотрели, затаив дыхание: боялись потревожить птицу. Вскоре вылупились птенцы, и многодетное утиное семейство дружно плавало в тихой заводи.

Домой ребята обычно возвращались к ужину. Как-то раз в самом начале лета Алёнка с Павликом позвали Митю и Иру к себе домой: их бабушка Валентина Игнатьевна испекла вкусный медовый пирог. Алёнкины бабушка и дедушка в Ежевичном старожилы. Их дочь, Алёнкина мама, давно перебралась с семьёй в Москву, а они здесь круглый год живут, в отличие от большей части дачного населения деревеньки. Изба у них добротная, просторная, на каменном основании. Наличники на окнах резные, деревянные. Их Спиридон Павлович сам выпилил. Вокруг избы большой сад с фруктовыми деревьями и кустами, чуть поодаль – пасека и курятник.

Уставшие ребята с аппетитом уплетали медовый пирог с парным молоком, когда в горницу вошла красивая пушистая кошка. «Знакомьтесь, это наша Роза!» - сказала Алёнка. Ребята стали гладить кошку, и она ласково замурлыкала. Окрас у Розы необычный, трёхцветный: белоснежная грудка, причудливое сочетание розоватых и светло-серых пятен на спине и голове.

«Смотрите, - сказал Митя, - Роза похожа на арлекина: одно ушко у нее серое, а вокруг розоватое пятнышко, а другое ушко, наоборот, розоватое, а пятнышко вокруг серое. И дальше на шее у неё пятнышки в шахматном порядке чередуются».

«Какие глаза у Розы большие и красивые! - заметила Ирочка. – Только почему один глаз мутный?»

«Это травма, - ответила Алёнка, – У Розы трудная судьба. Мы взяли её в дом уже взрослой. Давайте, я вам расскажу эту историю».

И вот что девочка поведала друзьям. Однажды зимним утром во дворе дома, где жила Алёнкина семья, появилась новая кошка. Скоро она прижилась в подъезде и полюбилась жильцам за кроткий и приветливый нрав. Все её подкармливали. Баба Мотя с первого этажа, грузная пожилая женщина, прозвала кошку Розой из-за её необычной окраски. Вместе они сидели на лавочке у подъезда. Всезнающая баба Мотя говорила, что хозяйка Розы, одинокая старушка, умерла, и кошка стала бездомной. Время от времени Роза куда-то пропадала, но через два-три дня её снова видели на лавочке. Как объясняла баба Мотя, Розу брали случайные прохожие, которых привлекал ее красивый окрас, но она сбегала от них, потому что тосковала по прежней хозяйке.

Через полгода произошло несчастье. Какой-то хулиган попал большим камнем Розе в глаз и ухо. Мордочка у нее опухла, глаз заплыл, но, к счастью, не вытек. Роза долго болела, боялась мальчишек и пряталась от них в подвал. Ее красивая шубка потускнела. Потом рана у кошки затянулась, но правый глаз навсегда ослеп и помутнел. Роза снова сидела на лавочке с бабой Мотей, ласкалась к детям, отвечала еле слышным «мяу» на любое приветствие, как бы говоря: «У меня нет слов, чтобы выразить свою любовь к вам». В холодное время года Роза спала в подъезде, свернувшись ежиком. И тут выяснилось, что правое ухо у нее после травмы оглохло: если левое ухо было прижато к полу, кошка не откликалась на зов.

В конце весны у Розы появилось трое очаровательных котят. Ей устроили лежанку в большой обувной коробке, постелив на дно обрезок старого ватного одеяла. Местные ребятишки каждый день бегали смотреть, не открылись ли у котят глазки, приносили Розе что-нибудь вкусненькое. Однажды запах съестного привлек в подъезд бродячую собачку. Но как только она приблизилась к котятам, Роза под всеобщее одобрение жильцов задала пришелице такую трепку, что несчастная спешно ретировалась, поджав хвост и жалобно скуля.

Скоро котята подросли, похорошели, и дети их разобрали по домам. Роза затосковала, все время искала котят. Тогда девчонки принесли ей чужого котеночка. Роза сразу же приняла его, кормила, облизывала, таскала за шкирку, играла с ним и защищала от чужаков. Котенок оказался немного похожим на приемную мамашу: пушистый, беленький с редкими палевыми пятнышками на спине и круглыми глазками, за которые его прозвали Бусинкой, или сокращенно Бусей (это была кошечка). Буся обладала очень живым характером, все время куда-то бежала, повсюду совала свой розовенький носик. Роза порой не успевала за ней, но следовала неотступно, видно, боялась, как бы Буся куда-нибудь не свалилась. И всё-таки не уследила. Алёнка с Павликом уже упросили родителей разрешить взять Бусю себе, но тут стряслась беда: ночью резвый котёнок упал в лестничный пролёт и сильно расшибся. Утром Алёнка нашла еле живую Бусю на первом этаже. Роза сидела рядом и недоуменно вылизывала ей шёрстку. Девочка сразу отнесла котёнка к тёте Марине, которая работала ветеринаром и жила в том же подъезде. Тётя Марина вылечила Бусю и оставила её у себя.

Роза печалилась без котёнка целую неделю, повсюду искала его, но потом, как это обычно бывает у кошек, успокоилась. Снова каждое утро жильцы видели ее сидящей на лавочке, но уже в одиночестве: баба Мотя заболела и переехала к родственникам. Жизнь пошла своим чередом. В конце августа у Розы снова должны были появиться котята. Однажды утром Алёнка услышала, как кто-то скребется в дверь. Это оказалась Роза. Ей было очень плохо и, жалобно мяукая, она просила о помощи. Алёнка впустила кошку. К обеду у Розы родились три мертвых котенка, но зато четвертый оказался живым и громко запищал. С тех пор Роза осталась жить в Алёнкиной семье и сразу же стала соблюдать все правила гигиены, присущие воспитанной кошке.

Котенка назвали Мусенькой. Она быстро подросла, окрепла, стала очень пушистой. Ее огромные чуть раскосые желто-зеленые глаза глядели на мир с испугом и удивлением. Как все котята, она заигрывала со своей мамашей, тормошила ее, иногда пряталась, а потом наскакивала из-за угла. Роза снисходительно поддерживала эти начинания, но все время следила, чтобы Муся не лезла, куда не следует. Через полтора месяца родители Алёнки решили отдать Мусю родственникам, но она так и не прижилась на новом месте, всего там боялась и плохо ела, поэтому пришлось вернуть ее в родные пенаты. Роза облизала «блудную» дочь и приняла ее обратно.

«Так мы завели сразу двух кошек. - сказала Алёнка. - У каждой свои повадки. Розонька неприхотлива в еде и общительна. Она с удовольствием запрыгивает ко всем на колени, ласкается и громко мурлычет. Только она не любит, когда ее берут на руки против воли, но всё равно никогда не царапается и не кусается. Роза верховодит в кошачьей семье. Она прогоняет Мусю со своего места: начинает вылизывать её против шерсти. Муське это не нравится, и она уходит.

Муся очень любопытная, боязливая, привередливая в еде и своенравная. Она тоже красавица. Шесть у нее густая и шелковистая. Муся позволяет себя вычесывать, хотя при этом ворчит: “У-у-у-у-у”. Хозяйкой она считает мою маму, по утрам ходит за ней по квартире, как собачка, и тихонько мурлычет. Потом ложится на пол и требует, чтобы ее погладили".

«А где же Муся?» – спросил Митя.

«В Москве. Мы её в деревню не берём, она здесь всего боится. Один раз привезли её сюда, так она два дня под кроватью просидела, даже есть ничего не стала. Она у нас домоседка, – ответила Алёнка. – Зато Розе в деревне нравится».

"Розонька у нас молодец, - продолжила Алёнкин рассказ бабушка Валентина Игнатьевна, - мышей и крыс ловко ловит, хотя и слепая на один глаз. Цыплят не трогает, а от летучих мышей нас избавила. Мыши эти наш чердак облюбовали. Когда Розу в первый раз привезли к нам в Ежевичное, она в ночь сразу двух "летучек" подстерегла возле чердачного окошка, когда они вылетали. Очень скоро летучие мыши оставили нас в покое. Видно, перебрались в какой-нибудь пустой дом. А Муся в городской квартире разве что иногда моль поймает или муху. Но мы её не меньше Розы любим. Муся всегда посочувствует, если кому-то плохо. Как-то раз я приехала в гости к дочке и внучатам, и там у меня сердце прихватило. Я приняла лекарства и лежала на кровати. Мне было так плохо, что я даже стонала. Мусенька легла ко мне под левый бок и урчала пока приступ не прошел».

"Муська у нас неженка, - сказала Алёнка, показывая Мите и Ирочке фотографию красивой пушистой двухцветной кошечки. - Она часто спит зимой у батареи, уткнувшись в нее носом, а когда запарится, спускается на пол и ложится, вытянув перед собой одну или две передние лапки, как собачка. Муся любит забраться на высокий шкаф и следить оттуда за всем происходящим. Она очень боится улицы, гуляет только летом на балконе».

Во время Алёнкиного рассказа Роза сидела у девочки на коленях, а потом соскочила на палас. Ребятам забавно было смотреть, как она точила об него когти, лежа на боку и перебирая лапками, и так «прокатилась» из одного конца горницы в другой.


^ Живая находка Тузика


Кончилось лето. Из Ежевичного Митя и Ира вернулись окрепшими, подросшими и загоревшими. Все были довольны отдыхом. Надежда Петровна заготовила много солений: огурцы, помидоры, грибы, которые все вместе собирали в окрестных рощах. Привезли несколько больших банок с вареньем из лесной малины и ежевики. Деревня оправдала свое название: малинники и ежевичники росли в лесах повсюду. Дети научились отличать съедобные грибы от ядовитых. Митя стал уверенно плавать. Ирочка, выполняя школьное задание на лето, собрала большой гербарий из полевых цветов, а Митя основательно пополнил свою коллекцию птичьих перьев. Словом, отдых удался на славу. Только жалко было расставаться с новыми друзьями, особенно с Алёнкой и Павликом.

1 сентября Ира пошла во второй класс, а Митя в первый. Ему ещё не исполнилось 7 лет, но он успешно прошел собеседование, и его приняли в гимназический класс. В доме тем временем появилось новшество – компьютер. Митя быстро освоил клавиатуру и увлёкся компьютерными играми. Но долго сидеть за дисплеем ему не разрешали, выпроваживали гулять.

Одним сентябрьским вечером в гости к Светлане зашла Маргарита. Она теперь работала в журнале мод фотографом. Иногда она снимала Тузика с фотомоделями, но уже не наряжала его. Тузику очень подошла роль холёной комнатной собачки в модном интерьере. Перед съёмкой Маргарита старательно стригла и расчёсывала пёсика, чтобы придать ему ухоженный вид. Стрижки она специально делала разные, чтобы не создать впечатления, что позирует всё время одна и та же собачка. Тузик относился к парикмахерским процедурам вполне благосклонно. Он обожал, когда его хвалили и говорили комплименты.

Маргарита принесла новые фотографии на компакт-диске и стала обсуждать их со Светланой. Компьютер Мите пришлось срочно освободить.

«А нам эти ваши модные фотки не интересны. Мы пойдём гулять и Тузика с собой возьмём!» – сказал Артём. При слове «гулять» Тузик соскочил с кровати и побежал к двери.

«Пап, давай поиграем в настольный теннис», - предложил Митя.

«Отличная идея!» – согласился Артём.

«Правильно, поиграйте и Иру мою с собой зовите. Она уже вернулась из музыкальной школы», - поддержала их Маргарита.

Играть в настольный теннис было весело. Сначала «сражались» Ира с Митей, потом Митя с папой, а потом дети играли вдвоём против одного Артёма. Тузик вертелся тут же. Если мячик улетал в аут, пёсик резво мчался за ним и приносил азартным игрокам.

Тузик любил играть с теннисными мячиками. Однако за палкой он никогда не бегал и тапок хозяевам не приносил. Видно, считал такие занятия ниже своего аристократического достоинства. Когда Тузику бросали палочку и кричали «Апорт!», он недоумённо глядел своими чёрными глазками через кудрявую белую шёрстку, словно хотел сказать: «Я же французская болонка, а не служебная собака...» Но мячики от настольного тенниса – это совсем другое дело! Весело бегая за мячиками, Тузик чувствовал себя участником игры.

После подачи Ирочки мячик попал в дальние кусты. Тузик стремглав помчался за ним, но вдруг задержался в кустах и начал как-то странно призывно лаять. «Что же он там нашёл?» – заинтересовался Митя и полез в кусты. Тузик облизывал какое-то существо, лежавшее в траве между веток. Это оказался крошечный котенок, еще слепой. Неизвестно, как он попал сюда: то ли его спрятала от посторонних глаз бродячая кошка-мать, то ли выбросили жестокие хозяева домашней кошки. Митя бережно подобрал найдёныша и показал его папе и Ирочке. «Ну что ж, - сказал Артём, - раз наш Тузик его нашёл, стало быть, нам надо о нём позаботиться». И котёнка принесли домой.

«Мам, гляди, кого нашел Тузик!» - сообщил Светлане новость Митя прямо с порога. Светлана и Маргарита внимательно осмотрели котёнка и обнаружили у него блох. Малыша сразу же выкупали и положили к большой пластиковой бутылке с тёплой водой, обвернув импровизированную грелку махровым полотенцем.

Накормить голодного котенка оказалось непросто. Вначале молоко пытались давать из пипетки, но оно только пачкало крошечную мордочку, почти не попадая по назначению. Тогда Маргарита догадалась проколоть дырочку в колпачке от пипетки и надеть ее на маленький пузырек от глазных капель. Дело пошло лучше. Котенок принялся жадно сосать. Он насытился и уснул возле своей грелки.

Ирочка давно просила родителей завести ей котёнка. А тут такой случай! Ведь это с её подачи мячик улетел в кусты, где Тузик нашёл малыша. Но долго уговаривать маму девочке не пришлось: Маргарите найдёныш понравился.

«Но ведь котёнок подрастёт и съест твою мышку-меломанку», - напомнил Митя девочке.

«Не съест: мышка после каникул больше не приходит. Она, наверное, переселилась куда-то из нашей квартиры», - ответила Ира.

Полосатого малыша назвали Барсиком. Окрас у него серо-бурый, по спине три черные продольные полосы, на боках темный узор в форме бараночек, на головке словно буковка «М» написана тёмными мазками кисти. Вскоре котёнок открыл глазки, которые сначала казались темно-синими, а потом сделались зелеными. Барсик подрос и стал большим проказником. Иногда Ирочка носила его в гости к Мите и Тузику. Они все вместе гуляли во дворе, только Тузик с Барсиком играть не любил. Так, лизнёт его пару раз для порядка и убежит по своим делам.

Теперь Барсик - крупный сильный кот. Весит он около 8 килограммов (почти вдвое больше Тузика), но при том совсем не толстый, а наоборот, поджарый и мускулистый. Он настоящий хозяин двора, гроза местных котов и собак. Даже большие псы относятся к нему с уважением, а маленькие и вовсе боятся. Кроме Тузика, разумеется. Как-то само собой вышло, что кота стали звать не Барсиком, а Барсом.

Дома Барс очень дружелюбный и ласковый. Больше всех он любит Ирочку. Ей одной он иногда позволяет брать себя на руки. У всех остальных он не сидит, ловко выскальзывает. Барс очень умный. Ещё маленьким котёнком он приучился справлять свои дела в кювету, а когда вырос, сам сообразил, что удобнее делать это в унитаз, как люди.

Шерсть у Барса лоснится. Она очень густая, но недлинная, и имеет зеленоватый, точнее болотный, оттенок. Когда к Ире и её родителям приходят гости, то, впервые увидев Барса, обычно удивляются: «Ой, кот у вас зелёный!». А хозяева отвечают: «И, правда, зелёный!».


^ Раненая ласточка


Второе лето в Ежевичном выдалось тёплое и солнечное. Дожди шли редко, но зато это были настоящие ливни с грозами. Снова в деревню приехали на каникулы Митя с Ирочкой, Алёнка с Павликом и другие ребята. Время проводили так же весело и интересно, как и в прошлом году.

На этот раз внимание друзей привлекла пара чёрных воронов, свивших себе гнездо на высокой сосне над речным берегом. Митя показал место гнездовья папе, и Артём сказал, что если вороны поселились неподалёку от Ежевичного, то, значит, с экологией здесь всё в порядке, ведь эти птицы выбирают для выведения потомства самые чистые места. Вороны всё время летали по окрестностям, добывали корм для своих птенцов. Но потом выяснилось, что птенец-то у них всего один. Когда в июле он неловко в первый раз вылетел из гнезда, то сначала сидел на нижней ветке соседнего дуба и жалобно так каркал. Родители летали вокруг, не обращая внимая на Тузика, который вертелся у дуба и истошно лаял на их чадо. То жука воронёнку принесут, то гусеницу. Сунут в рот, а потом отлетают подальше и призывно каркают, зовут лететь за собой. Наконец воронёнок, который почти сравнялся в размере с родителями, осмелился и полетел. Вначале он перелетел только с ветки на ветку, потом - на соседнее дерево. Через пару дней уже вся семья воронов кружила над лесом. А спустя неделю вороны и вовсе куда-то улетели. Без них стало даже как-то скучно.

Прошло ещё несколько дней. Однажды Митя принес домой раненную ласточку. У нее было повреждено крылышко. Птичка была так слаба, что даже не пыталась вырваться. Мальчик нашел ее в траве недалеко от дома. Вместе с мамой они стали думать, как помочь бедной птахе. Светлана зафиксировала ей крылышко трубчатым бинтом. Едва эту проблему решили, как возникла другая: ласточку надо было кормить. Пойманных Митей мух она склевала, но все равно осталась голодной, ведь ласточки кормятся целыми днями. Тогда Светлана догадалась поселить птичку в парнике, где всегда много насекомых. Посадив ласточку на палец, она стала носить ее под “крышей” парника. Ласточка сама принялась ловить мух. Потом ее стали оставлять в парнике на жердочке. Насытившись, она отдыхала, а затем снова ловила насекомых с пальца Светланы или Мити. Через две недели птичка выздоровела и улетела. Митя долго вспоминал ласточку, искал ее среди “подружек”, сидящих на проводах, и, как ему казалось, находил.


^ Кошачьи истории


Алёнка с Павликом провели в Ежевичном всё лето. А Митя и Ира на этот раз уезжали с родителями на две недели к морю, но не в одно место, а даже в разные страны. Ирочка путешествовала по Италии, а Митя побывал на Кипре.

Когда друзья вновь встретились в деревне, разговорам не было конца. Митя рассказывал о старинных рыцарских замках на Кипре, о путешествии в горный православный монастырь Киккос, где есть икона Пресвятой Богородицы, написанная самим апостолом Лукой. А еще, конечно, он поведал об увиденных в путешествии птицах и животных, показал новые перья из своей коллекции. На берегу моря он нашёл большое маховое перо морской чайки. А в прибрежном парке каждый день Митя с папой наблюдали такую сценку: около 8 часов утра пожилой мужчина, одетый в красную майку с синими полосками, приносил сумку с банками кошачьего корма. Бродячие кошки стайкой бежали за ним, подняв хвосты трубой. На лужайке мужчина останавливался и начинал их кормить. Хватало всем кошкам и котятам, которых Митя насчитал около тридцати. Кормилец уходил, а кошачий пир, к которому иногда присоединялась бродячая собачка, продолжался еще минут двадцать. Кипрские кошки совсем не похожи на бродяжек: они достаточно упитаны, и шесть у них лоснится. Среди них был один особенно крупный кот с густой блестящей шерстью тигрового окраса. Он стал ласкаться к Мите. Мальчик медленно пошёл, делая большие шаги, как клоун в цирке, а сообразительный кот, словно артист, начал тереться головой поочередно то об левую ногу, то об правую. Получился импровизированный цирковой номер, который Артём снял видеокамерой. Митя погладил умного кота и угостил его сосиской.

«Вот здорово! У нас так щедро бездомных кошек никто не кормит, – сказала Ира. – Я вам вот что расскажу. На Капитолийском холме в Риме мы встретили двух огромных, очень похожих друг на друга короткошерстных котов. Они спокойно сидели на лавочке в палисаднике. На котах были специальные ошейники с эмблемой музея. Коты милостиво дали себя погладить. Шесть у них густая и шелковистая. Я попробовала потискать одного кота, но он ответил недовольным басистым “ма-а-у-у”. Охранник музея как-то подозрительно поглядел на меня. Пришлось отпустить кота. Я в журнале «Друг» читала, что таких котов принимают в штаты музеев для охраны экспонатов от крыс.

А на экскурсии по Колизею мы заметили, что вокруг прогуливаются упитанные кошки самых разных окрасов. Оказалось, их тоже специально содержат там для борьбы с грызунами и даже изображают на фоне достопримечательностей на недорогих сувенирных майках. Туристы их бойко раскупают. Вот смотрите, что мы вам привезли. Светло-зелёная майка - Мите, синяя - Павлику, а розовая без рукавов тебе, Алёнка. Ну, как? Нравится?»

«Майки - супер! Вот спасибо, – ответила довольная Алёнка, разглядывая обновку. – А я, хоть никуда не ездила, расскажу вам новость про нашу Розу. Это было неделю назад. Сижу я после обеда на крыльце в теньке, читаю книжку. Вдруг слышу: Роза на кого-то громко шипит. Я глаза подняла от страницы и вижу: прямо ко мне ползёт противная толстая гадюка. Я испугалась, уронила книжку и сразу в дом убежала».

«Да она так завизжала, хоть уши затыкай, - перебил сестру Павлик, - Вообще-то Алёнка у нас не трусиха: не боится мышей, пауков, жуков и прочей живности, а вот змеи очень испугалась. Я сразу прибежал из сада, а Алёнки и след простыл. Смотрю, Роза соскочила с крыльца, обошла гадюку и подкрадывается к ней сзади. Я не стал ей мешать. Потом кошка сделала прыжок и давай лапой колотить змею по голове. Да так быстро, будто у неё не лапа, а отбойный молоток. Я Алёнку позвал. Она осторожно вышла посмотреть, как Роза со змеёй расправляется. От частых ударов гадюка даже не могла приподнять головы. Роза выбрала удобный момент и крепко схватила её сзади за горло зубами, как мангуст. Гадюка долго извивалась, но наша кошка её живой не отпустила».

«А потом она её съела?» – спросила Ирочка.

«Да нет, кошки змей не едят», - ответила Алёнка.

«А это точно гадюка? Может, это уж был?» - засомневался Митя.

«Точно, гадюка. Я ужей знаю. У них на голове два жёлтых пятнышка по бокам. Иногда они в одну жёлтую полоску сливаются. У змеи ничего такого не было. Я её потом хорошо рассмотрел. Она гораздо больше и толще ужа», - ответил Павлик.

«Роза – моя спасительница!» - сказала Алёнка. Услышав своё имя, Роза подошла к девочке и прыгнула ей на колени. Все стали её гладить, и киска замурлыкала, словно продолжая рассказывать историю о том, как она защитила Алёнку от гадюки.

^ Угрешские лебеди


Почти весь август Митя и Ира провели в деревне с Митиной бабушкой Надеждой Петровной. У родителей отпуска закончились, и они приезжали только на выходные. Впрочем, Маргарита и Светлана выкроили время, чтобы последние деньки каникул побыть с детьми в Ежевичном на свежем воздухе. Когда подруги вошли в горницу, то обомлели от изумления: все стены завешаны яркими Митиными рисунками.

А дело было так. Когда улетели вороны со своим воронёнком, мальчик заскучал и нарисовал их себе на память на нескольких листах в альбоме. Потом он изобразил ласточку: как она ловила мух с пальца в парнике, как потом улетела. Дальше - больше. Митя и раньше любил рисовать, но такого «рисовального бума» у него ещё не случалось. Сначала мальчик принялся изображать своих любимцев: Тузика, Розу и по памяти Барса в разных позах. Потом в его альбоме появились коровы с телятами, овцы, гуси, куры, яркие бабочки, гусеницы, жуки и прочая живность. Пробовал он рисовать портреты друзей и пейзажи, но это пока не очень-то у него получалось. К приезду мамы и крёстной Митя утроил импровизированную выставку своих художеств.

«Да тут целый вернисаж! – воскликнула Маргарита. – А у тебя талант, - продолжила она, обращаясь к крестнику, - Надо учиться. Покажу-ка твои работы одному знакомому художнику. Он преподает в нашей детской художественной школе и как раз набирает класс в этом году. Может быть, и тебя возьмёт».

Сказано – сделано. Митины рисунки художнику понравились, и мальчика приняли художественную школу. Преподаватель оказался не солидным мэтром в галстуке-бабочке, как воображал Митя, а энергичным молодым человеком, несколько лет назад закончившим Суриковский институт. «Максим Александрович», - представился он на первом занятии. Но потом ученики называли его между собой просто Максом.

Макс оказался очень хорошим, но строгим и требовательным педагогом. Вначале Мите было скучно рисовать учебные натюрморты, рельефы с гипсовыми букетами, гипсовые глаза, уши, носы и декоративные узоры. Но постепенно он понял, что такие упражнения - как гаммы в музыкальной школе: они развивают мастерство и «ставят» руку.

Зимой Максим несколько раз водил свой класс в московские художественные музеи. Это не были обычные экскурсии. Ребята посещали всего один-два зала, зато Макс подробно рассказывал им про каждого художника и почти про каждую картину, посвящая в некоторые тайны мастерства. Увлеченные ученики и не подозревали, как много времени тратит их молодой преподаватель на подготовку к таким занятиям.

Весной началось самое интересное – субботние выходы на пленэр. Происходило это так: выбиралось какое-нибудь историческое место ближнего Подмосковья. Там сначала для юных художников проводилась экскурсия, а после обеда ребята и сам Макс писали этюды с натуры.

В пасхальную неделю Максим повёз класс в Николо-Угрешский монастырь, расположенный всего в нескольких километрах к юго-востоку от Москвы. Отправиться туда на этюды ему посоветовала через Митю Надежда Петровна. Экскурсии по монастырю водила её давняя подруга Инна Васильевна. Митина бабушка иногда бывала у неё в гостях и знала, какое это красивое и благодатное место.

День выдался ясным и тёплым, как это нередко бывает в конце апреля в Подмосковье. Ребят впечатлили белые стены монастыря с башнями, походившими на кремлёвские, только в уменьшенном размере. За стенами сквозь едва начавшие распускаться ветки деревьев хорошо просматривались золочёные луковки церквей, величественный Преображенский собор и высокая колокольня. У святых ворот группу встречала Инна Васильевна. Она была одета в бордовый костюм модного покроя с длинной юбкой и изящную современную шляпку, но при всём этом показалась Мите элегантной конца дамой XIX века.

Инна Васильевна повела юных экскурсантов по обители. Она рассказала, что Николо-Угрешский монастырь основал святой благоверный князь Дмитрий Донской в честь победы в Куликовской битве. По преданию, обитель стоит на том самом месте Угреша, где прославленному князю явилась икона святого Николая Чудотворца. Ребята потом поставили в храме свечи перед современным списком с этой древней иконы. Ещё Инна Васильевна поведала, что Николо-Угрешский монастырь был царским. Его даже называли «второй лаврой». Сюда приезжали на богомолье великие московские князья и цари. Такие паломничества назывались «Угрешскими походами». Потом обитель пришла в упадок и возродилась в XIX веке благодаря святому преподобному Пимену Угрешскому, который был очень мудрым и рачительным настоятелем. «На строительство жертвовали богатые благочестивые купцы. Многие храмы и келейные корпуса были возведены на средства Павла Матвеевича Александрова, - продолжила экскурсовод, - Он и дал деньги на достройку колокольни. Посмотрите, ребята, какая она высокая и стройная. А знаете, что символизирует купол в православии? Нет? Я вам расскажу. Он символизирует пламя свечи, горящей перед Господом. Посмотрите, как переливается золочёный купол колокольни на солнышке, и поймёте, почему наши предки нарекли её «Угрешской свечой». Ну что, полезете на колокольню? Сегодня третий и последний день, когда каждый может позвонить в колокола».

Ребята во главе с Максом взобрались на четвёртый ярус, где висели колокола маленьких и средних размеров. Выше были уже только куранты и купол колокольни, а ярусом ниже – 20-тонный колокол-благовестник, звонить в который не разрешалось: его язык под силу раскачать двум дюжим звонарям вместе. Налюбовавшись видами с колокольни на монастырь и пойму Москвы-реки, каждый из ребят по несколько раз ударил в небольшой колокол. Это была незабываемая радость!

Потом экскурсия по Николо-Угрешскому монастырю продолжилась. Слушая Инну Васильевну, юные паломники совсем забыли о времени. Они побывали в храмах и в монастырском музее, поклонились мощам святых. Самый красивый иконостас - в большом Спасо-Преображенском соборе. Инна Васильевна поведала, что собор пережил сильное разорение в XX веке, когда монастырь на долгих 70 лет закрыли. Он возрождён к 2000 году трудами не только братии монастыря, но и многих горожан, а теперь храм расписывают.

Из просторного собора группа вышла на улицу. Ребята испили святой воды из мраморной чаши в Никольской часовне, а потом их повели к прудам, в которых зеркально отражались храмы, сады и стены обители. Виды вокруг были на редкость живописные.

Старинные пруды расположились по руслу когда-то протекавшей здесь речки Угреши. Это сущий рай для птиц. Здесь и осанистые упитанные гуси, и хохлатые утки. По воде скользит пара белых лебедей. Обособленно от них держится четвёрка чёрных лебедей. Под водой, если внимательно приглядеться, можно заметить золотистых карпов, щук, толстобоких сазанов и рыбёшку помельче.

Инна Васильевна рассказала, что когда Павел Матвеевич Александров был уже смертельно болен, ему на глаза попалась заметка в газете о продаже мальков карпов, и он загорелся идеей купить их для монастырских прудов. «Меня уже не будет с вами, а вы станете рыбку кушать и вспоминать грешного раба Божьего Павла добрым словом», - со слезами умиления говорил он монахам, приехавшим проведать его. Митя ничуть не усомнился, что сейчас в пруду плавают потомки тех самых «александровских» карпов, выпущенных в пруд 150 лет назад. Но особенно запомнился мальчику рассказ экскурсовода о чёрных лебедях. Сначала их была одна пара. Лебёдушка снесла два яйца, но вскоре погибла от какой-то болезни. Тогда черный лебедь сам сел на гнездо. Однако птенец вылупился только из одного яйца. Когда он подрос, то и ему, и старому лебедю приобрели молодых лебёдушек. «Поэтому чёрные лебеди и держатся на пруду часто все вместе», - закончила повествование о прекрасных птицах Инна Васильевна.

Обойдя с группой пруд, она повела юных паломников на скотный двор монастыря. Кого здесь только нет! И коровы, и куры, и перепёлки, и индюки. По оранжерее важно прохаживаются павлины и фазаны. В отдельном просторном загоне живёт благородный олень. А кролики самых разных окрасов: белые, коричневые, палевые, кремовые, черные, серые, пятнистые! К восторгу ребят послушники монастыря разрешили их покормить, выдав из мешка каждому по морковке.

После обеда в монастырской трапезной весь класс расположился вокруг пруда на этюды. Митя принялся рисовать тихую заводь, в которой отражалась деревянная Петропавловская церковь, покрашенная в синий цвет, с белыми резными наличниками. На переднем плане Митя изобразил четвёрку черных лебедей, а на дальнем плане – пару белоснежных. И хотя мальчик не успел до вечера завершить этюд, Максим похвалил его, потому что увидел, что картинка выходит очень живая, естественная и добрая.

Дома Митя несколько дней тщательно дорисовывал свою картинку, чтобы подарить бабушке 3 мая на день рождения. Надежда Петровна уехала в Ежевичное на неделю раньше остальных членов семьи готовить дом к летнему сезону и ещё не видела новой работы внука под названием «Угрешские лебеди». Подарок стал для неё приятным сюрпризом.


9503426466275973.html
9503486966670102.html
9503564813739063.html
9503612661858376.html
9503648210405611.html